Экипаж

Когда-то мой друг Дима жил в Иркутске и был не кем-нибудь, а целым командиром экипажа большого пассажирского самолета. Два раза в неделю
Дима летал в Москву и считался первым парнем в городе, но об этом в другой раз, а сейчас обрисую для вас одну из многих его авиационных историй: Уставшие, но довольные члены экипажа, опытными руками и ногами продвигали самолет все ближе к родному дому. Все по плану и в штатном режиме, до посадки минут пять. Мужики уже почувствовали себя дома и расслабились… а зря.
Дима возьми да ляпни:
– Этот хренов Шмарко, премии меня лишил за нефиг… Вот же сучий потрох!
А Шмарко, надо сказать, – это начальник их отряда. Его все без исключения боялись и ненавидели.
Второй пилот, невзначай подхватил:
– И не говори, скотобаза! Обещал мне отпуск, а когда я уже путевки купил, этот говнюк Шмарко видно позавидовал и не пустил… Чтоб его земля выбросила!
Третий:
– А мне он вставлял палки в колеса на переаттестации: «Зачем тебя переаттестовывать, ты и так неплохо живешь, вон себе, смотрю, новую машину купил у меня такой нет». Ну не ублю…
И тут все трое замерли и похолодели.
Они поняли – это их последний в жизни полет (не пугайтесь, в качестве пилотов последний… ) Дело в том, что этот Шмарко каждый раз после приземления самолета, изучал по «черному ящику» действия экипажа для последующего разбора полета, и как следствие взбучки…
Ясно, что когда начальник прослушает все эти разговоры, то бедные летчики не успеют написать заявления по собственному.
Но оставалась еще одна маленькая лазейка: запись голосов членов экипажа длится полчаса, а дальше начинает затираться начало и так непрерывно. В результате всегда есть последние 30 минут разговоров в кабине.
Наши славные парни влезшие по уши в дерьмо, молча переглянулись, кивнули друг другу и ну давай играть в игрушки:
– Земля, земля, я борт такой-то. У меня нештатная ситуация, садиться пока не могу! Continue reading Экипаж